Главная Обратная связь В избранное

Мир непознанного - Onua.org

Onua.org - этот сайт создан с целью ознакомления пользователя с миром непознанного, новостями технологий, космических открытий и загадок нашей планеты Земля, НЛО, Видео , Фото, Очевидцы, Загадки истории и древних цивилизаций.
onua.org » Загадки Истории » Загадки древних городов ч.2
Узнать больше о 2012 годе
Миссия Curiosity
Discovery Channel
Discovery World
Discovery Science
Animal Planet
Nat Geo WILD
National Geographic Channel
Viasat History
Viasat Explorer
Календарь новостей

Присоединяйтесь

Популярное на Onua.org
ФОТО
?=t('Новости аномалий и неопознанных явлений')?>
Узнать больше о планете Нибиру
Просмотров: 3198
Загадки древних городов ч.2Миллионы квадратных километров полезной для человека земли, поглощенные поднятием уровня моря в конце ледникового периода; мифы об античных цивилизациях, разрушенных глобальными наводнениями; картины необъяснимых подводных структур в разных частях мира — имеет ли все ка-кую-то связь?

Для того чтобы систематически исследовать эту проблему, требовался ка-кой-то метод, который позволил бы связать разрозненные свидетельства мифов об ушедших под воду в конце ледникового периода землях со свидетельствами археологов о непонятных подводных структурах. Другими словами, мне было нужно что-то вроде «карты до потопа» — электронный атлас состояния мира до поднятия воды, во время подъема и после подъема (то есть в конце ледникового периода). В идеале я хотел бы иметь под рукой изображение любого берега с интервалами в тысячелетие за весь период таяния ледников.

К сожалению, подобной компьютерной программы не разработано. Подробные исследования различных районов существуют, но в них не дается полной, зависящей от времени общей картины. Тем не менее я обнаружил, что во многих университетах ведутся исследования поднятия океанского уровня для периода после окончания ледникового периода и что уже существует достаточно информации, которая позволяет создать весьма достоверный «атлас мира до потопа», хотя и не в той форме, чтобы его можно было напечатать.

Гленн Милн и его коллеги из геологического отдела Университета Дарема являются ведущими специалистами в Британии в этой области, и с сентября 2000 года именно они помогали мне в сложных вопросах. Как уже отмечалось в первой главе, созданная ими на базе самых современных технологий компьютерная модель могла с учетом значений определенных переменных составить карту любого района в любую эпоху, имевшую место 22 000 лет назад. Поскольку эта модель не учитывала тектонические смещения и не все переменные определяла с высокой точностью, она достоверно определяла изменения береговой линии только на малоактивных с тектонической точки зрения участках и только сразу за несколько столетий и больше. Однако и несмотря на эти недостатки, вычисленные контуры берегов были весьма полезны в качестве приблизительных ориентиров. Эти вычисления осуществлялись медленно, и чтобы получить интересующую информацию по различным регионам, требовалось немало человеко-часов работы и наличие умелых программистов. Гленн оказался крайне любезен, составив для нас все карты затоплений берега, которые представлены в этой статье.

Но я погрузился в «допотопную» географию еще до того, как встретил Тленна Милна. Я не имел тогда достаточно подробных данных, которые позволили бы понять, как прогрессировало затопление в каком-либо определенном регионе на протяжении нескольких тысяч лет. Благодаря работе Курта Лэмбека, геолога из Исследовательской школы наук о Земле Национального университета Австралии, такие данные появились по Персидскому заливу с 1996 года. Находки Лэмбека были для меня крайне интересны, поскольку Персидский залив стал местом появления очень древней культуры — шумерской, которая до сих пор остается загадочной. Мифы шумеров о потопе, похоже, являются основой для много более поздней истории Ноя в Ветхом Завете. Археологи считают шумеров основателями самой деревней высокоразвитой цивилизации в мире. Но данные о затоплении берегов в конце последнего ледникового периода археологи не принимали в расчет. Поскольку я интересовался подводными сооружениями, то когда у меня появились сведения по Персидскому заливу, я решил посмотреть, чем они могут быть для меня полезны.

ПЯТЬ СУЩЕСТВОВАВШИХ ДО ПОТОПА ГОРОДОВ ШУМЕРА

Древний Шумер, располагавшийся северо-западнее современного Персидского залива между реками Евфрат и Тигр, особенно расцвел в IV—III тысячелетиях до н.э. Самое раннее дошедшее до наших дней письменное свидетельство о Всемирном Потопе было найдено во время раскопок шумерского города Ниппур (на Евфрате в 200 км к югу от современного Багдада). Легенды шумеров, написанные на табличках из обожженной глины, считаются источником более позднего вавилонского эпоса о Гильгамеше, где тоже упоминается о всемирном потопе, уничтожившем человечество. Эти легенды имеют тесную связь с известным из Ветхого Завета описанием Потопа.

Загадки древних городов ч.2


Шумерский текст сохранился в виде фрагмента (нижняя треть) того, что когда-то было табличкой с текстом в шесть колонок. Текст принадлежит к одной из древних версий широко распространенной легенды о потопе, тем не менее, он остается уникальным и неповторимым документом. «Хотя ученые исключительно усердно искали другие [шумерские] таблички о потопе, ни одного нового фрагмента не поступило ни в один музей и ни в одну частную коллекцию».

Какой редкой и бесценной вещью оказался этот маленький кусочек обожженной глины! И что за интересную историю он повествует! Когда я впервые читал этот текст, он захватил меня, поскольку содержал точные свидетельства о пяти городах, которые, как утверждают таблички, были поглощены потопом. Если такие города когда-либо существовали, тогда где нам следует искать их руины?

Загадки древних городов ч.2


Первые тридцать семь строк шумерских таблиц отсутствуют, так что мы не знаем, как начинается эта история. Там, где сохранился текст, говорится о времени, когда потоп еще только надвигается. Сначала мы читаем о сотворении человека, животных и растений, затем следует перерыв в тридцать семь строк, и мы оказываемся уже в высокоразвитой цивилизации. Мы узнаем, что непосредственно перед наводнением «царство было спущено с небес». Эта фраза странным образом напоминает символизм небес и земли, содержащийся в «Текстах пирамид» (около 2300 г. до н.э.), «Книге о том, что есть в Дуате» (около 1400 г. до н.э.) и много более поздней «Герметике» (ок. 300 г. н.э.). Затем текст упоминает про основание городов до потопа не названным повелителем или богом:

После того как высокая корона и трон царства были опущены с небес,
Он усовершенствовал обряды и провозгласил божественные законы...
Основал пять городов... в пустынных местах,
Дал им имена, назначил их центрами культа.
Первый из этих городов, Эриду...
Второй Бадтибира...
Третий Ларак...
Четвертый Сиппар...
Пятый Шуррупак...

«ПОТОП ПРОКАТИТСЯ НАД МЕСТАМИ ПОКЛОНЕНИЯ...»

Когда мы снова начинаем читать текст после отсутствующих 37 строк, тема повествования меняется кардинально. Хотя потоп еще предстоит, основание пяти городов оказывается далеко в прошлом. Из текста следует, что в промежуточный период жители городов вели себя так, что вызвали гнев богов, и что боги решили наказать человечество ужасным наводнением, сметающим все на земле. Правда, впоследствии некоторые боги выражали сожаление о том, что произошло.

Здесь в тексте внезапно появляется человек по имени Зиусудра — шумерский предшественник библейского патриарха Ноя. Текст описывает его как «набожного и богобоязненного царя»12 и намекает на то, что один из не названных в тексте богов пожалел его. Этот бог говорит Зиусудре:

Послушай меня, подставь ухо моим указаниям:
Потоп прокатится над местами поклонения,
Чтобы уничтожить семя людское.
Таков приговор, таково слово собрания богов13.

Далее отсутствуют 40 строк. На основе более поздних версий этого мифа ученые решили, что здесь текст «должен был содержать подробные указания Зиусудре о том, как надо строить гигантский корабль, чтобы таким образом спастись от гибели». Когда история в тексте возобновляется, катастрофа уже началась:

Все ветры забушевали сразу,
Потоп прокатился над местами поклонения.
Семь дней и семь ночей воды покрывали землю,
И ветры качали большой корабль на огромных волнах.

На протяжении всего катаклизма небеса оставались темными. Затем, на восьмой день, сквозь облака пробилось солнце, а дождь и бушующие ветра стихли. С палубы своего выдержавшего бурю корабля Зиусудра осмотрел навсегда изменившийся мир и принес в жертвы солнечному богу овцу и быка. Далее в тексте пробел в 39 строк. Предположительно в нем говорилось о месте, куда высадился Зиусудра, и о действиях, которые он предпринял после этого. Текст возобновляется уже на самом конце этой истории. Зиусудра предстает перед высшими богами шумерского пантеона, Ану и Энлилем, которые раскаиваются в своем былом намерении стереть человечество с лица земли и в благодарность за строительство ковчега и спасение решают даровать Зиусудре бессмертие:

Они дали ему жизнь, подобную жизни богов;
Вечное дыхание, как у богов, они вложили в него.
...Зиусудра —царь,
Охранитель всего произрастающего и семени рода людского.
Последние 39 строк в тексте отсутствуют.

ПРОИЗВОЛЬНЫЕ ВЫБОРКИ

В своей классической книге «Шумеры» покойный ныне профессор Сэмюель Hoax Крамер, один из величайших авторитетов по Древнему Шумеру, заметил, что в эпосе о Гильгамеше — самой древней версии легенды о потопе — есть очень «волнующие неясности и неопределенности». Однако в эпосе вполне определенно говорится о существовании до наводнения какой-то городской цивилизации. Она находилась в районе Персидского залива и имела священные города Эриду, Бадтибира, Ларак, Сиппар, Шуррупак. В тексте достаточно ясно указано, что эти города были сметены потопом. В Месопотамии на протяжении долгого времени после исчезновения цивилизации шумеров вплоть до христианских времен сохранялась легенда о пяти городах, о времени до потопа и о выживших при наводнении людях. Не будет преувеличением сказать, что древняя история этого региона разделена на два различных периода — до наводнения и после него, — и что для людей этого региона оба периода определенно имели место в действительности.

Только в сравнительно позднее время ученые, делая произвольные выборки из легенд, решили признавать вторую половину старой шумерской хронологии. При этом они, однако, отвергли первую половину, относящуюся ко времени до потопа, считая ее сведения мифами и фантазиями. Ученые утверждали, что не существует никаких археологических свидетельств какой-либо высокоразвитой городской цивилизации в Шумере ранее VI тысячелетия до н.э. Их раскопки действительно не дали никаких соответствующих подтверждений. Однако отсутствие свидетельств о чем-то вовсе не говорит об отсутствии этого «чего-то» вообще. Крамер в «Шумерах» писал, что до 1952 года археологи единодушно считали, будто Шумер до 4000—4500 гг. до н.э. представлял собой заболоченный необитаемый край:

«Эта дата выведена из другой даты, 2500 год до н.э. — приблизительной даты, надежно согласующейся с письменными документами. К этой дате было добавлено пятнадцать — двадцать столетий — достаточно большой промежуток, чтобы культура развилась буквально от нуля. Получившаяся датировка и стала считаться датой появления шумерской цивилизации».

Но затем, продолжал Крамер, два геолога, Лис и Фэлкон, «опубликовали работу, которая кардинально изменила представления о первых поселениях в Шумере»23. Они показали, что Шумер перестал быть необитаемым болотом задолго до 4500—4000 годов до н.э. Таким образом, удалось понять следующее:

«Вполне возможно, что люди стали здесь селиться значительно раньше, чем принято думать. Следы этих ранних поселений в Шумере, очевидно, еще не вырыты из земли по той причине, что вместе с подъемом воды шло медленное опускание суши. Таким образом, самый нижний культурный слой Шумера может сейчас находиться под водой и быть недоступным археологам, поскольку они из-за современного высокого уровня воды ошибочно полагали, будто делают раскопки в самых ранних слоях. На самом же деле древнейшие культурные слои Шумера все еще погребены в земле и не исследованы. Дата появления самых первых поселений Шумера может быть отодвинута назад на тысячелетие или около того».

Но почему лишь «тысячелетие или около того»? Почему обязательно надо привязываться к дате в тысячу лет? Почему не в пять тысяч или десять тысяч лет? Почему археологам непременно хочется перенести дату поближе к нашим временам? Крамер, чьи работы оказали решающее влияние на несколько поколений студентов, совершенно игнорирует свидетельства, что у Шумера была история и до потопа. Он посвящает историческому периоду этой древней страны тридцать страниц, а предыстории — три, словно предыстория — это всего лишь преамбула к истории.

Меня очень удивляет, насколько серьезно Крамер полагается на оригинальные шумерские источники, выстраивая свою хронологию правителей. Эта хронология начинается, по его мнению, так:

«Первая династия Шумера, существование которой имеет исторические подтверждения — это так называемая Первая династия Киша, которая, согласно древним, последовала немедленно за потопом... Первым правителем Шумера был человек, известный под именем Этана из Киша; он занял трон в начале третьего тысячелетия до н.э.»

Именно в таком духе пишется о Шумере во всех работах: историки говорят только о хронологии после потопа, время же до потопа они считают мифическим и легендарным...

ЭТОГО МАЛО, ЧТОБЫ ПРОДОЛЖИТЬ

Соглашаясь с геологами Лисом и Фэлконом, Крамер считает, что люди поселились в плодородной долине между Тигром и Евфратом много раньше, чем считалось ранее. Этот вывод был сделан на основе ряда обнаруженных следов «первобытных деревень, население которых занималось сельским хозяйством». Эти деревни существовали более 8000лет назад. Однако сведения, которые дошли до нас из того отдаленного периода, скудны и часто двусмысленны.

К примеру, при столь малой свидетельской базе археологи почему-то абсолютно уверены в том, что могут определить разницу между небольшой группой «первобытных» крестьян и небольшой группой потрясенных и деморализованных ужасным потопом жителей уничтоженного города. Не разливом реки, хотя и большим — а настоящим потопом, пришедшим с моря, глубоким и свирепым, прокатившемся по всем землям и принесшим все то, что было описано в истории Зиусудры.

ПОТОП ВУМИ

Ученые традиционно относят описываемый Зиусудрой потоп к большому разливу реки28. Это мнение зародилось после раскопок, проводившихся известным английским археологом сэром Леонардом Вулли в шумерском городе Ур в 1922—1929 годах. Сделав траншеи сквозь несколько культурных слоев, археолог внезапно обнаружил в них разрыв толщиной в 3 м, который он описал как «совершенно чистую глину, без примесей, осевшую таким образом, что нет никаких сомнений, что это были осадки в воде». Слой совершенно не содержит следов человеческой деятельности, и впервые они встречаются выше, в слое, относящемся примерно к 3200 году до н.э. Вулли объявил, что он нашел первое конкретное доказательство произошедшего с Зиусудрой бедствия и библейского Потопа Ноя, и добавил:

«Тот факт, что действительно произошло наводнение, о котором шумерские и еврейские источники говорят как о потопе, конечно, не свидетельствует, будто легенды верны во всех деталях. Этот потоп не был всемирным, он являлся местным бедствием, связанным с низким расположением долин Тигра и Евфрата. Он оказал действие, возможно, на район в 400 миль длиной и 100 шириной; но для тех, кто жил в долине, это был целый мир»!

Итак, Вулли полагал, что обитатели долины Тигра и Евфрата считали свою землю «целым миром», и представил шумеров недалекими в географическом плане людьми, чтобы объяснить, почему «местное бедствие» они сочли «всемирным» потопом. Он мог ошибаться и в объяснении происхождения слоя глины, который был нанесен рекой; позднее зародилось мнение, что этот слой появился несколькими столетиями раньше, чем предполагал Вулли, и что осадки были вызваны не разливом Тигра и Евфрата, а сильным наступлением моря на сушу, после чего море отступило, оставив слой глины.

ПОДНЯТИЕ УРОВНЯ МОРЯ

В 1990-х годах Курт Ламбек из Австралийского национального университета осуществил тщательное изучение Персидского залива, чтобы составить карту древних очертаний его береговой линии, сложившихся 18 000 лет назад (примерно в конце максимума последнего оледенения) и кончая сегодняшним днем. Он определил, что современная береговая линия этого региона появилась чуть более 6000 лет назад, когда уровень океана был на 1—2 м выше современного, что привело к затоплению низменных районов Месопотамии.

Это наступление моря, случившееся примерно 6000—5500 лет назад, залило водой прибрежные равнины Шумера и передвинуло береговую линию залива до Эриду и Ура. Поднятие уровня моря могло составить около трех метров относительно существующего ныне. Ученый-генетик доктор Стивен Оппенгеймер, специально изучавший наводнения и миграции древних племен, предположил, что толстый слой глины в Уре оказался результатом какого-то чрезвычайного происшествия — не разлива реки, как считал Вулли, а морского наводнения.

В своей книге «Эдем на востоке» Оппенгеймер приводит доказательства того, что наводнение, произошедшее в период 6000—5500 годов назад (4000— 3500 гг. до н.э.), явилось местным проявлением общемирового подъема воды, известного под названием «фландрской трансгрессии». Это природное явление оказало значительное влияние не только на берега Персидского залива, но и на многие другие части Азии. Отметив, что «разрушительный эффект фландрской трансгрессии, приведший к исчезновению прибрежных населенных пунктов примерно 5500 лет назад, сейчас широко признан», Оппенгеймер сделал интересные предположения относительно Шумера:

«Эриду, возможно, является самым древним прибережным городом, не уничтоженным приближающимся морем. Другими словами, он, возможно, представляет собой единственный древний город, который был построен в достаточно высокой точке, и его не затронуло поднятие вод после ледникового периода».

Похожее мнение выдвигает и известный шумеролог Джордж Роу, утверждающий, что около 6000—5000 лет назад уровень моря у берегов Персидского залива был выше современного примерно на 1—2 м, так что северо-западный беper находился «в окрестностях Ура и Эриду». Затем «постепенное отступление воды, вместе с осадками от рек, сформировали береговую линию в том виде, в котором мы видим ее сейчас».

ЭРИДУ

Итак, я возвращаюсь к тайне существовавших до потопа городов. Могло ли наводнение, как утверждается в истории Зиусудры, сметать города, если Эриду это наводнение, похоже, пережил, после чего вступил в известные нам исторические времена. Более того, я обнаружил, что все города, существовавшие до потоп а, сохранились до исторических времен; ни один из них в настоящее время не находится под водой, а Эриду, похоже, под водой никогда не был!

Загадки древних городов ч.2


Руины Эриду, располагающиеся на юге Шумера около Евфрата, недалеко на северо-запад от современной Басры, между 1946 и 1949 годами были тщательно раскопаны группой, руководимой Фуадом Сафаром из иракского Директората древностей40. Археологи обратили особое внимание на храм Энки, шумерского бога мудрости и бога — покровителя Эриду. Археологи прокопали глубокую траншею сквозь множество слоев, соответствующих многочисленным переделкам здания. В слое, относящемся примерно к 2500 году до н.э., они нашли остатки фундамента самого первого здания. Поначалу, когда экскаваторы стали выкапывать немыслимо древние находки, считалось, что слой принадлежит примерно к 4000 году до н.э., а это эпоха сказочной древности. Центральное здание, находившееся в этом месте, представляло собой зиккурат — ступенчатую пирамиду, воздвигнутую примерно в 2030 гду до н.э. шумерским царем по имени Амар Син. Но и этот зиккурат, как оказалось, расположен на нескольких более ранних строениях. Под одним из углов зиккурата археологи нашли развалины не менее чем семнадцати храмов, построенных один над другим в протоисторические времена. Самые нижние и самые ранние из этих храмов (уровни с XVII по XV) имеют очень малые размеры. Они состоят из одной комнаты, в которой размещался алтарь, столы для подношений и находилась керамика высочайшего качества, украшенная тщательно выполненным, часто весьма искусным геометрическим узором.

Судя по керамике, первые святилища Эриду датируются куда более раним временем, чем 4000 год до н.э., и возможно — 5000 годом, то есть они отстоят от нас на 7000 лет45. Это, говорит Джордж Ру, делает «Эриду одним из самых древних поселений в Бжном Ираке». Стоит вспомнить, что и в мифологии Эриду представлен как древнейший из городов, существовавших до потопа.

Похоже, какие-то поселения существовали здесь до затопления всего района в результате фландрской трансгрессии, т.е. примерно 5500 лет назад. Продолжая раскопки, археологи дошли до уровня, где не оказалось никаких находок, но и «не было никаких следов наводнения». Как объяснить, что в существовавшем до потопа городе не имеется следов легендарного потопа — и каких-либо следов наводнения вообще? И как объяснить, что Древний Ур, находящийся всего в 20 kv на чуть более высоком месте, не только не упомянут в легендах о потопе, но определенно являет следы сильнейшего, принесшего глину наводнения?

В 1992 году Жюль Зарине, геолог Государственный университета Юго-Западного Миссури, предложил следующее решение этой проблемы. В своей публикации в «Журнале Американского восточного общества», он показал, что, несмотря на расположение Эриду, в низменной впадине юго-западней Ура восемнадцатиметровый крутой откос формации Верхний Фарс, протянувшийся на большое расстояние с севера на юг, не позволяет водам попасть в низменность». Сейчас, глядя на карту долины, по которой протекают Тигр и Евфрат, я могу легко представить, что при фландрской трансгресии относительно небольшое и непродолжительное поднятие уровня моря привело к затоплению низко лежащих регионов древнего Шумера — вода проникла вглубь страны, возможно, на 180 км на территории современных Ирана, Кувейта и Ирака. Северная береговая линия из-за этого затопления могла придвинуться к Эриду, и вода захлестнула Ур, оставив тот слой глины, который нашел Вулли.

ШУРРУПАК И СИППАР

Археологические раскопки города Шуррупак, тоже существовавшего до наводнения и расположенного примерно в 100 км к северу от Эриду на реке Евфрат, также показали следы наводнения в форме «значительного количества глины и песка, осевших в результате большого и продолжительного наводнения». Поскольку Шуррупак известен как место рождения Зиусудры, шумерского Ноя, сохранившего «семя рода людского», я сразу подумал, что поиск следует начинать именно с этого города. Но мои надежды тут же угасли. Наводнение, от которого пострадал Шуррупак, произошло 4900лет назад — эту дату ученые определили достаточно точно — что на семь веков позже того, как наводнение достигло Ура, причем Шуруппак был затоплен разливом реки.

Посвященный богу-солнцу Уту Сиппар из всех затронутых наводнением городов располагается дальше всех в глубине страны и играет особую роль в истории шумерского потопа. На фрагменте 4а — одном из нескольких разрозненных остатков некогда широко известной «Истории» вавилонского жреца Бероэса (писавшего в III веке до н.э., продолжая, как полагают ученые, древнюю шумерскую традицию), Сиппар упоминается как место, где от наводнения удалось укрыть знания существовавшего до потопа народа, чтобы выжившие люди смогли бы ими воспользоваться.

В этой версии легенды о потопе Ной носит имя Ксисутрос (а не Зиусудра). Бог посещает Ксисутроса во сне, предупреждая его о скорой гибели человечества в ужасном наводнении и приказывая ему построить огромный корабль уже известным нам способом. До этой части повествование идет по знакомой нам колее, однако дальше появляется подробность, отсутствующая в других легендах о потопе. Бог говорит Ксисутросу, что надо собрать коллекцию табличек, на которых написаны секретные знания, и зарыть их в потайном месте глубоко под землей в «Сиппаре, городе Солнца». Эти таблички, содержащие все знания, которые были даны людям богами, Ксисутрос обязан сохранить для того, чтобы мужчины и женщины, выжившие в наводнении, «узнали все о том, чему боги раньше учили человечество».

Далее следует история самого наводнения, а также история путешествия в ковчеге Ксисутроса и его спутников. После того как ковчег подошел к земле после наводнения, Ксисутрос вышел из огромного корабля, принес жертвы богам и затем исчез, поскольку получил вечную жизнь. Оставшиеся на борту и потерявшие своего вождя спутники его пришли в смятение, но вдруг услышали с небес голос, приказавший им поднять парус и отплыть обратно в Вавилон, чтобы отыскать город Сиппар, который должен был сохраниться при наводнении. Далее следовало «вырыть таблички, что были там зарыты, а затем вернуть их человечеству». И те, кто прибыл в Вавилон, нашли таблички в городе Сиппар. Они построили много городов и возвели много храмов, посвященных богам, а также знаменитый Вавилон.

НЕЛОВКОЕ ЧУВСТВО

Проведенный обзор открыл нам названия трех древних городов Персидского залива — Сиппара, Шуррупака и Эриду, носивших их в историческое время, и трех городов, называвшихся так еще до потопа. Кроме того, нас интересует Ур, расположенный очень близко от Эриду, и не упоминающийся среди существовавших до потопа, однако явно испытавший крупное наводнение, оставившее около 3 м осадков примерно в четвертом тысячелетии до н.э. Шуррупак тоже пострадал от наводнения, но только через 700 лет. Допотопный город Сиппар, самый северный и наиболее удаленный от современной береговой линии, назван в тексте Бероэса местом, наиболее удобным для хранения тайных знаний до того времени, как наводнение схлынет и вода убудет.

Загадки древних городов ч.2


Два другие допотопные города шумерской традиции — Бадтибира и Ларак — также отождествлены с местами археологических раскопок в Ираке; однако по сравнению с городами Сиппар, Шуррупак и Эриду эти населенные пункты довольно малы и куда более скромны, чем этого можно было ожидать от таких священных мест. Уильям Хэлло из Йельского университета говорил по этому поводу: «Города, о которых идет речь, не явлются выдающимися по своему значению... они интересны в первую очередь своей древностью».

Раскопки в Эриду выявили, что следы человеческой деятельности в этих местах встречаются не ранее 7000 лет назад. Чисто формально данные города можно считать «допотопными» (более чем на 1000 лет), если принимать за потоп фландрийскую трансгрессию. Исследования Ура указывают примерно на такую же дату, поскольку раскопки Вулли выявили следы обитания не только над слоями, отмеченными наводнением, но и под ними.

Тогда, похоже, можно согласиться с мнением — и многие ученые, начиная с Вулли, действительно с этим соглашаются, — что именно наводнение того периода стало основой возникшей в Шумере легенды о потопе. Новые исследования выявили следу значительного наводнения в Южной Месопотамии, сочившегося примерно в 4000—3500 годах до н.э. (на границе исторического периода), — и эти исследования лишь подкрепили вышеизложенное мнение.

Но что-то в этой гипотезе кажется странным.

ХЕЙЕРДАЛ В ШУМЕРЕ

Наводнения, о которых свидетельствуют раскопки в долине Тигра и в нижнем течении Евфрата, произошли чересчур скоро после основания Эриду и других «допотопных» городов, так что они не могли отличаться великолепием и древностью, приписываемыми им легендами. Когда я обращаюсь к истории Зиусудры, истории вавилонского героя Атрахасиса, к эпосу о Гильгамеше, к фрагментарным остаткам истории Бероэса и к другим многочисленным версиям легенды о потопе, то вижу, что в них период создания городов занимает очень большой срок — десятки тысяч, а порой и сотни тысяч лет. При всем согласии с мнением Уильяма Халло, утверждающего, что «эта хронология, измеряемая тысячами лет, явно фантастична», я считаю, что предложенная им самим хронология столь же нереальна. «Города в Месопотамии, — утверждает Халло в "Журнале изучения клинописи", — существовали только два века перед наводнением.. ,»

В июне 2000 года я встретился с исследователем и писателем Туром Хейердалом (которому тогда было 86 лет) на раскопках нескольких ступенчатых пирамид на острове Тенерифе, относящимся к группе Канарских островов. Под палящими лучами солнца мы провели вместе целый день, изучая место, к которому он привлек внимание всего мира. Хейердал оказался именно таким, каким я его и представлял — отнюдь не любителем протокола, энергичным, с проницательными голубыми глазами, покоряющей целеустремленностью, соленым юмором — и исследовательским, беспокойным, открытым для всего нового умом. Его экспедиция на «Тигрисе» 1977 года, которая началась в Персидском заливе и завершилась в Джибути у входа в Красное море, доказала, что камышовые лодки Древней Месопотамии были достаточно технически совершенны для того, чтобы совершать долгие морские путешествия. То, что Хейердал подтвердил возможность трансокеанической торговли с самого начала шумерской истории, сделало весьма убедительной и версию дальнего, как у Ноя, путешествия в четвертом тысячелетии до н.э. и, возможно, даже более раннего.

«Сейчас, когда мы знаем, что человеку больше двух миллионов лет, — восклицал Хейердал, — кажется очень странным, что наши предки все время жили одним лишь собирательством до тех пор, пока вдруг в долине Нила, в Месопотамии и в долине Инда вдруг не появились удивительно высокоразвитые цивилизации. Есть вопрос, на который я никак не могу найти ответа. Гробницы первых царств Шумера украшены прекрасными орнаментами и полны изделий из золота, серебра, платины и полудрагоценных камней, каких не найдешь в Месопотамии, где легко обнаружить только грязь и воду. Это хорошо объясняет развитие сельского хозяйства, но ничего другого. Каким образом местное население "внезапно" узнало, где имеются месторождения золота и все прочие вещи? Для этого требовалось хорошо знать географию всего района. На это требовалось время. Так что наверняка что-то происходило раньше, чего мы не знаем».

Я отметил, что первая династия Шумера назвала себя «первой династией после потопа». Древние шумеры всегда верили, что их история связана с более ранними этапами градостроительства и цивилизованной жизни, которая началась много тысяч лет назад, и от которой их отделял потоп.

— Возможно, — предположил я, — что великие цивилизации известных нам времен могли получить какое-либо наследство от допотопной культуры, как бы критически ни относились к этой идее археологи.

— Я знаю это, — ответил Хейердал, — но не думаю, что древние цивилизации могли оставить достаточно знаний, которые, к примеру, позволили бы шумерам пять тысяч лет назад понять, куда им следует идти и где искать месторождения. Должно быть, все, что у них имелось — это общие знания о мире. Для меня все это выглядит так же фантастически, как и гипотезы Эриха фон Дэникена о пришельцах из Космоса. Я хочу сказать, что сомневаюсь в традиционной истории, согласно которой люди, поселившиеся в Египте, Месопотамии и в долине Инда, вдруг решили — бац! — построить пирамиды, потом поискать золото, сделать все это... Это смешно! Я говорю прямо — это не может быть правдой.

— От намека на некую исчезнувшую цивилизацию археологи просто выходят из себя, они не хотят даже думать об этом.

— Ну, я понимаю почему. Слишком много людей окружили этот вопрос разного рода легендами...

— И это настолько пугает историков, что они просто не исследуют этот вопрос?

— Да, и это очень прискорбно. Потому что я считаю, что даже история о затонувшей Атлантиде, хотя на нее не обращают никакого внимания, очень интересна. Почему грекам захотелось записать эту историю, почему они получили ее от египтян и почему в мире каждый цивилизованный или полуцивилизованный народ вспоминает о наводнении? Не нужно все отбрасывать до тех пор, пока не будет твердо установлено, что все это невозможно... и я думаю, что нам следует исследовать этот вопрос, привлекая современные технические средства. Полагаю, что нас ждет много сюрпризов — как на земле, так и в море.

НИКАКИХ СЮРПРИЗОВ, ИЛИ ЧТО АРХЕОЛОГИ ГОВОРЯТ О ВРЕМЕНИ ДО ПОТОПА

Сомнения относительно привычной хронологии Шумера у Хейердала появились из-за того, что в этой хронологии нет времени для эволюции и развития городской цивилизации, которая, в соответствии с данными археологических раскопок, достигла высокого уровня уже в четвертом тысячелетии до н.э.

— Что-то должно было быть раньше, — сказал он мне при расставании. — Поищите, что было раньше.

Конечно, что-то обязательно должно было быть раньше: какое-то поступательное развитие человеческой цивилизации в Месопотамии, через «протоисторию» к раннединастическому периоду и далее — через неолит, мезолит и даже палеолит. Это был долгий, постепенный процесс, без каких-либо странных скачков, который продолжался на протяжении более 30 000 лет, процесс, который Джордж Ру назвал движением «от пещеры к ферме и от деревни к городу». Ниже я хочу привести главные вехи на пути этого развития, но в сильно сокращенном виде, поэтому рискую упустить многие достижения археологии.

• Пещера Шанидар в Курдских горах, расположенных на севере современного Ирака; в ней обитал неандертальский человек около 50 000—46 ООО лет назад. В верхнем палеолите человек анатомически современного типа обитал в пещере приблизительно 34 ООО лет назад. Люди мезолита занимали пещеру примерно 11 ООО лет назад.

• Джармо, также в Северном Ираке, — участок сельскохозяйственного производства времен неолита. По всей видимости, он возник 8750 лет назад. Джармо представляет собой наслоение остатков сельскохозяйственной деятельности высотой 7 м. Эти остатки находятся на вершине очень пологого холма, составляя 16 последовательных слоев.

• Хассуна, тоже в Северном Ираке (35 км к югу от Мосула). Первые поселения здесь выглядят как довольно примитивные сельские сообщества. Поселения состоят из шалашей и лачуг. Выше этого слоя археологи нашли шесть слоев остатков зданий, причем в каждом более высоком слое дома были построены лучше и оказались больше по объему.

• Умм Дабагхия — поселение, существовавшее примерно 8000 лет назад. Дома его имели более сложный вид, их украшали настенные росписи, а полы делались из больших глиняных пластин, тщательно прикленных гипсом и часто окрашенных в красный цвет».

• «Период Самарры» имел место приблизительно 7500 лет назад. Он назван так в честь широко распространенного гончарного стиля, созданного, как писал Ро, «неожиданно появившейся культурой, которая внезапно расцвела в среднем течении Тигра во второй половине шестого тысячелетия до н.э.» Генетик Люса Кавалли-Сфорца предположил, что эта дата должна быть отодвинута «примерно до 8000 лет назад». Есть свидетельства, что люди этой культуры использовали ирригационную технику, выращивали большие урожаи пшеницы, ячменя и льна, а также строили просторные дома из сырцовых кирпичей — позднее, в историческом Шумере, этот метод стал ведущим при сооружении городов и храмов.

Кроме Самарры было обнаружено еще несколько других протоисторических культурных фаз, когда элементы будущей цивилизации Шумера постепенно приобретали свою форму и становились все более отчетливыми. Две из этих фаз заметно выделяются с археологической точки зрения. Первая — это так называемый «убейдский период» (приблизительно с 7200 до примерно 5500 лет назад). К этому периоду относится первый храм в Эриду. Второй — это «урук-ский период» (от 6000 лет тому назад до примерно 5200 лет назад). В этот период происходило дальнейшее развитие храмовой архитектуры80. Урукский период некоторые археологи считают подразделом убейдского периода. Он довольно неожиданно сменяется ранним династическим периодом Шумера.

Все вышеприведенные даты являются, конечно, примерными, и ученые их постоянно пересматривают и уточняют. Они считаются довольно точными с допуском в 300 лет. В общих чертах научные школы соглашаются с тем, что направление «потока» городской жизни в Месопотамии шло с севера на юг. Первые поселения в виде деревень и большие дома появились на севере раньше, чем на юге. Однако, как это ни парадоксально звучит, в шумерской цивилизации отчетливо прослеживается нечто единое, и это единое прослеживается в убейдском периоде (если не раньше), который уходит корнями в Южную Месопотамию. Согласно Джорджу Ру:

«Во время четвертого тысячелетия до н.э. культурное развитие, уже ощутимое в убейдском периоде, ускорилось, что привело в конце концов к расцвету цивилизации Шумера. Однако это имело место только в южной половине Ирака, развитие северной шло другим путем и во многом отставало»84.

Слово «шумерский» произошло от «Шумер», древнего названия южного Ирака85. Археологи считают, что в этом регионе существовали три различные этнические группы, жившие в близком контакте друг с другом на заре истории, примерно 5000лет назад. Это были: шумеры, которые доминировали на крайнем юге примерно от Ниппура (около современной Эд-Дивании) до Персидского залива; семиты, преобладавшие в Центральной Месопотамии (этот регион после 2400 г. до н.э. назывался Аккад); и небольшое, рассеянное меньшинство неопределенного происхождения, не имеющее пока определенного названия.

Очевидно, единственной четко определяемой чертой всех трех групп являются их языки. Все они имели одинаковые институты, одинаковый стиль жизни, технику, художественные традиции, религиозные верования — короче, это была цивилизация, возникшая на крайнем юге и по праву приписываемая шумерам.

ШУМЕРСКАЯ ПРОБЛЕМА

Зная столь много об эволюции величественной городской цивилизации Шумера, странно слышать о какой-то «шумерской проблеме». Спросим ученых: «Кто эти шумеры? Представляют ли они собой очень древнее население доисторической Месопотамии, или же они пришли из какой-то другой страны? А если так, то откуда они пришли и когда?» Эти важные вопросы обсуждались много раз еще со времени обнаружения более столетия назад первых остатков шумерской цивилизации. Позднейшие находки не только не принесли разгадку, но сделали вопрос еще более трудным для разрешения.

Существует также загадка шумерского языка. Этот язык можно изучать, поскольку более поздние цивилизации, например вавилонская, сохранили шумерские тексты и даже перевели их на свои языки. Однако шумерский язык имеет удивительную особенность. Он не похож ни на один из известных нам языков. Поэтому хотя Шумер и его рано развившаяся городская цивилизация очень хорошо соответствуют всему предшествующему развитию данного региона Древней Месопотамии — что достаточно хорошо показали ученые, — все же остается ощущение, что шумеры несколько отличны, несколько специфичны и имеют странную привязанность к югу. Я изучал археологические свидетельства достаточно долго, чтобы понять, почему ученые не очень любят мифы и легенды — в них нечего взвесить, нечего измерить, нечего подвергнуть углеродному анализу. И меня совершенно не удивило, что ученые начисто отвергают то, что говорили о своем происхождении сами шумеры.

Шумерская литература рисует нам картину высокоинтеллигентного, трудолюбивого, логически мыслящего и глубоко религиозного народа, а шумерские мифы и легенды, которые не сообщают ничего о своем происхождении (выделено мной. — Авт.) почти всегда привязаны к рекам и болотам, к тростнику, тамариску и пальмовым деревьям, словно шумеры всегда жили в своей стране. И нет никаких ясных указаний на древнюю прародину, расположенную где-либо за пределами Месопотамии92. Но, как мы уже видели, шумеры все же поведали нам о своем происхождении. В своих мифах и легендах они вспоминали о времени до наводнения, когда они жили в пяти великих городах. И они помнили о потопе, настолько свирепом, что он угрожал всему человечеству...

СЕМЬ МУДРЕЦОВ: ЧТО ГОВОРИЛИ ШУМЕРЫ ОБРЕМЕНИ «ДО ПОТОПА»

Шумерские мифы и легенды говорят не только о пяти городах до потопа. Они также рассказывают поразительную историю о том, как их предков, которые жили в «самые древние времена», посещали полубожественные существа, представлявшие собой наполовину людей, наполовину рыб. Эти существа до потопа были «посланы [богами], чтобы научить культуре и ремеслам». Существа «возникли из моря». Собирательно этих существ называли «семью мудрецами», и имя главного из них было Оаннес. Каждый из них являлся советником одного из правивших до потопа богов, эти советники славились своей мудростью в государственных делах, архитектурным мастерством и техническими навыками.

Жрец Бероэс составил свою «историю» по архивам храма в Вавилоне (про этот храм говорили, что в нем хранятся «записи народа», составлявшиеся на

протяжении 150 000 лет). Он дал нам описание Оаннеса как «чудовища» или «создания». Однако вполне может статься, что это был человек, носивший что-то вроде одежды из рыбьей шкуры. В тексте есть также странность, которая может оказаться стоящей нашего внимания в дальнейших рассуждениях.

Чудовище появилось из Красного моря в районе, граничащим с Вавилоном. Все его тело было телом рыбы, но под головой рыбы имелась другая голова, прикрепленная к телу — человеческая. Его ноги были похожи на человеческие, и чудовище имело человеческий голос. Его облик скульпторы сохранили до наших дней.

Это чудовище проводило день с людьми, ничего никогда не ело, но учило людей писать, пользоваться математикой и другими разнообразными знаниями: как построить город, возвести храм, издать законы. Оно учило людей определять границы и делить землю, а также сажать семена, собирать урожай фруктов и овощей, короче, всему тому, что необходимо для цивилизованной жизни. С тех времен люди не изобрели ничего нового.

В конце дня это чудовище, Оаннес, возвращалось обратно в море, где спала ночью. Оно было способно, как амфибия, жить на земле и в воде. Позднее появились другие чудовища, подобные Оаннесу.

ПРИШЛИ ЛИ ОНИ С ВОСТОКА?

В 1944 году Бенно Ландсбергер, один из виднейших шумерологов XX столетия, в одном из своих второстепенных сочинений писал, что, по его мнению, легенда о семи мудрецах, которые, выплыв из моря, принесли вавилонянам все технические навыки и все знания, вполне может иметь какую-то историческую основу.

Раньше большинства археологов этот исследователь понял, что «самые важные процессы развития цивилизации в Месопотамии имеют отношение к до-шумерскому населению». Но в то же время шумеры сильно отличались от своих ближайших соседей и были намного лучше развиты, если говорить об уровне их интеллектуальных и философских идей. «В области интеллектуальной культуры, — писал он, — только шумеры имели созидательную силу».

Шумеры выделялись столь сильно, что Ландсбергер пришел к выводу — шумеры являлись мигрантами. Только миграция позволяет объяснить появление уникальной, созидательной и динамической культуры, которая считается специфически шумерской и которая в своих поздних манифестациях представляет шумерский дух в его чистом виде. По всей видимости, шумеры пришли с востока. Не только частота поселений позволяет судить, что они передвигались с юга на север, но также и отсутствие шумерских элементов в горах севернее и восточнее Вавилона. Это подтверждает тезис, что шумеры пересекли море.

Доказывая свою гипотезу, Ландсбергер отметил, что на острове Бахрейн, на юге Персидского залива около Катара, почитают божества, имеющие определенно шумерские имена, такие как главный бог Энзак и его супруга Мескилак. Это обстоятельство подчеркивает заморское происхождение шумеров, поскольку невозможно, чтобы этот остров был колонизован из Южной Месопотамии.

Ландсбергер размышлял, не была ли искра шумерского гения импортирована из долины Инда через Аравийское море на восток. Это сама по себе интересная идея. Однако в 1940-х Ландсбергер не знал о поразительных изменениях, которые произошли в Персидском заливе в конце последнего ледникового периода, и потому он не был способен предположить более радикальную возможность, которую дала наука нового времени.

ВЗРЫВООПАСНЫЕ ВЫВОДЫ

Работа Курта Ламбека по Персидскому заливу сразу привлекла мое внимание, поскольку в ней говорилось о наводнении — фландрийской трансгрессии (примерно 6000—5500 лет назад), которая передвинула северный берег Персидского залива более чем на 150 км в глубь страны, сделав Ур и Эриду прибережными городами.

Исследование Ламбека было опубликовано в 1996 году в «Earth and Planetary Science Letters» — специальном геологическом журнале, который, по всей видимости, мало знаком большинству археологов. Работа Ламбека посвящена времени, начиная от 18 000лет тому назад (примерно пика последнего оледенения) — до сегодняшнего дня и рассматривает основные факторы, включая влияние на землю нагрузки ледяного панциря и тающей воды, заполнявшей Персидский залив и океан. Модели для этих гляциоизостатических эффектов сравниваются с наблюдениями над изменениями уровня моря. Сделана также реконструкция древней линии побережья залива.

Теперь, читая более внимательно исследования Ламбека, я понимаю, что в них таятся «взрывоопасные» выводы по истории Шумера.

После максимума оледенения до времени примерно 14 000 лет назад море не влияло на Персидский залив до конца шельфа Биабан. К 14 ООО году появился узкий проход — Ормузский пролив, и примерно 12 500 лет назад началось воздействие моря на центральный бассейн Персидского залива. Западная часть Персидского залива заполнилась водой на 1000 лет позже. Полностью Персидский залив оказался залит водой примерно в 11300 — 10 500 годы до н.э.

Другими словами, современное дно Персидского залива — то есть все, что находится западнее современного Оманского залива и Ормузского пролива, 18 000—14 000 лет тому назад было сухим. После этого море вторглось в Персидский залив, поначалу — в узкий проход Ормузского пролива. Позднее начались куда более мощные, хотя и кратковременные наводнения, которые сопровождались то частичными отступлениями воды, то периодами стабильности, то новыми наводнениями через различные промежутки времени.

Еще при первом знакомстве с исследованиями Ламбека я узнал, что к существующей в настоящее время береговой линии Персидского залива вода подошла примерно 5500 лет назад, во времена фландрской трансгресии. Но я не сразу понял, насколько неординарная геологическая драма разыгралась 14 000 лет назад, когда Персидский залив начал заполняться первый раз, и 7 000 лет назад, когда на северо-западном конце залива был основан город-государство Эриду, вместе с которым установился образ жизни, ставший основой шумерской цивилизации.

ДНО ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА

Ламбек был уверен, что имеется какая-то связь между наводнением в Персидском заливе и «шумерской проблемой»:

«Ранние записи очень неполны и потому вызывают много вопросов. Кем были шумеры, откуда они пришли? Когда они появились в этих местах? Прибыли ли они из горных районов между Ираном и Ираком — или же они прибыли по морю? Были ли эти люди потомками более раннего, неолитического населения данного региона, либо же они относились к убейдской культуре 4500— 3500 гг. до н.э., или же они принадлежали более ранней культуре Эриду, существовавшей около 5000 г. до н.э. [археологи часто называют культуру Эриду "убейд I", т.е. определяют ее как предшественницу убейдской культуры].

В каком бы направлении мы бы ни искали ответы на эти вопросы, определяющим является изменение физического состояния самого Персидского залива».

Последнее наблюдение звучит для меня особенно интересно, но далее Ламбек утверждает, что единственным периодом, который надо брать в расчет историкам и археологам, это «поздний период заполнения залива водой, после которого шли только наводнения в низколежащей дельте [в результате фландрийской трансгрессии], когда уровень моря поднимался, похоже, на несколько метров над ныне существующим ныне уровнем — то есть 6000—3000 лет назад». Археологам следует заинтересоваться более ранним периодом — между 18 000 и 7 000 годами до нашего времени, — когда большая часть залива была еще сухой, и сухое дно залива служило коридором для миграции — «естественным маршрутом для передвижения людей из Ирана на запад. Не этим ли маршрутом шли предки шумеров?»

Ламбек в своей работе не сделал одной важной вещи — не рассмотрел другие возможности, вытекающие из приведенных им же данных. Сухое дно Персидского залива могло оказаться местом постоянных поселений на протяжении 11 000 лет, между 18 000 и 7000 годами. Если это так, тогда почему бы здесь не существовать и городам — в мифах же упоминаются допотопные города?

Стоит вспомнить, что ортодоксальная археология уже признала существование очень древних городов на Ближнем Востоке: Читал-Хююка в Турции (ок. 8500 лет назад), Иерихона в Палестине (более 10 000 лет назад) и, главное — Эриду в Месопотамии (где самые старые святилища, как полагают, имеют историю в 7000 лет). Мы сейчас уже достаточно хорошо знаем историю наводнений в Персидском заливе и потому не можем отбросить вероятность того, что «допотопные» города скрываются под водами, ныне все более загрязняемыми индустриальными отходами.

РЕКА ПРОТЕКАЕТ ЧЕРЕЗ ЭТО

В период от последнего максимума оледенения до времени примерно 10 000 лет назад погода была в целом холодней и более ветреной, чем в наши дни. Средняя температура была ниже на несколько градусов даже в тропиках и в экваториальной зоне. Однако эти условия, похоже, оказались много лучше, чем в регионе «допотопного» Персидского залива, который в то время представлял собой большую, хорошо защищенную низко расположенную долину.

Отличительной чертой этой долины — которая тогда, без сомнения, являлась привлекательной для всех видов жизни, в том числе и для человека, — было то, что здесь протекали Тигр и Евфрат, объединенные в единую могучую реку. Она, очевидно, проходила вдоль северной части долины. В западной части залива было расположено речное озеро, второе озеро — в центральной, третье — в восточной части. Река покидала залив через узкий проход, сейчас известный как Ормузский пролив, и формировала свою дельту на современном шельфе Биабан на востоке. Дельта имела относительно малую площадь для такой большой реки и, как полагают ученые, река сбрасывала принесенный ею плодородный ил в дельте или на берега. Более тысячи лет происходил этот процесс естественного удобрения почвы. И если здесь развивалось сельское хозяйство, то оно было очень продуктивным.

На протяжении многих лет природные условия в этих местах становились более благоприятными, несмотря на начавшееся 14 000лет назад прибывание воды через Ормузский пролив. Мне было особенно интересно узнать из исчерпывающей работы, выполненной в 1988 году группой СОНМАР, что «индийские муссоны проникали в южную и восточную части Юго-Западной Азии 12 000—9000 лет назад»". Можно сделать вывод, что на протяжении этого периода в Персидском заливе, как и во всей Юго-Западной Азии, зимой наступал продолжительный сезон дождей, а в некоторых районах также шли летние дожди или начинались сильные летние шторма. Эти дожди, увеличивая количество грязи, особенно в полузасушливых зонах, мало влияли на урожай зимних зерновых, которые являлись основой сельского хозяйства раннего периода.

Защищенная горами долина... большая река... озера... плодородные почвы... обильные дожди. Из климатологической литературы, описывающей древние времена, можно сделать вывод, что примерно 10000—12 000 лет назад эта долина была очень необычным местом. В самом деле, укрытый от невзгод район с идеальным климатом имел почти оптимальные условия для возникновения цивилизации. И все это было уничтожено морем.

ИЗМЕНЕНИЯ МОРЯ

Ламбек говорит нам:

«Не позднее чем 14 000 лет назад появился Ормузский пролив, сначала как узкий водяной проход. Началось затопление низины, поначалу с заполнения Западного бассейна, примерно 13 000 лет тому назад. Морские воды достигли Центрального бассейна примерно 12 500 лет назад. Примерно 11 500 лет назад Западный бассейн оставался еще свободным от влияния воды. Северная часть Персидского залива в это время была сухой, как и обширный район южнее залива, хотя на этой равнине начиналось небольшое опускание. Не позднее 11 000 лет назад северная часть Персидского залива представляла собой относительно плоскую, но узкую равнину, окаймленную с одной стороны прибывающими водами залива, с другой — южными отрогами гор Загрос, а береговая линия уже напоминала сегодняшнюю.

По мере того как уровень моря поднимался, а залив продолжал расширяться, влияние моря распространялось и на северный регион. Примерно 10 000 лет назад северо-восточный край залива в нескольких местах тоже подошел к своей сегодняшней береговой линии, в частности к востоку от долготы примерно 52 градуса. Основная территория южной части залива оставалась не покрытой водой примерно 8000 лет назад — и даже позднее Большая Жемчужная банка еще какое-то время возвышалась над водой».

Я умышленно решил процитировать описание Ламбеком всех стадий заполнения залива водой. Он не стремился как-то драматизировать или интерпретировать эти данные, он описывал их нейтрально, без собственных домыслов, как и должен делать хороший ученый.

Я же — не ученый, и у меня другой подход. Я сразу говорю, что в сообщении Ламбека стараюсь отыскать разгадку тайны происхождения шумеров. Но я обнаруживаю, что мы не только ничего не знаем о происхождении шумеров — мы не знаем даже происхождения их языка, который не похож ни на один другой. Сами шумеры в легендах о своих предках упоминают об ужасном наводнении, которое почти стерло с лица земли человечество и затопило пять городов, созданных до потопа их предками. На огромном корабле спаслось несколько человек, которые попали в другую страну и поселились в ней, чтобы заново отстроить города, продолжить человеческий род, сохранить древнюю мудрость и почитание богов. Потомки выживших всегда делил и историю на два периода — до наводнения и после. Записи о своих правителях они вели аналогично: имелось два списка царей — до потопа и после потопа, причем правления допотопных владык были весьма и весьма продолжительными.

В поисках рационального объяснения шумерских легенд о потопе я внимательно просмотрел археологическую литературу и обнаружил, что большинство экспертов сходятся на том, что в легендах содержится какая-то доля исторической правды, и указывают на частичное затопление Ура примерно 5500 лет назад. Шуррупак был тоже затоплен, но только 700 годами позже.

Поскольку мы уважаем народ Шумера за заслуги в разных областях — к примеру, за строительство первых школ, за первый в мире орган власти, состоявший из двух палат, за создание первого в мире свода законов, и тому подобное, то почему мы должны игнорировать представление шумеров о колоссальном наводнении, которое в прошлом уничтожило города их предков?

НОВАЯ ГИПОТЕЗА

Я внимательно изучил данные Курта Ламбека. Из них я узнал, что дно Персидского залива 14 000лет назад еще не было покрыто водой, а 12 000—9000 лет назад там буквально процветал «Эдемский сад». Несмотря на постепенное заполнение водой примерно 8000—7000 лет назад, большая часть дна залива, по данным Ламбека, оставалась над водой. Поскольку среди этих районов была и Великая Жемчужная банка — между современными Дубаем и Катаром около острова Бахрейн — не случайно, что в Древнем Бахрейне почитали богов с шумерскими именами и что первое определенное свидетельство «шумерского» присутствия в Ираке встречается в Эриду и датируется 7000 лет назад, то есть относится ко времени, когда была затоплена Великая Жемчужная банка.

Короче (хотя я еще раз подчеркиваю, что я не ученый), я полагаю, что данные Курта Ламбека представляют достаточно много информации, чтобы совершенно по-новому взглянуть на «шумерскую проблему». Пора задуматься: не связаны ли трудности в обнаружении прародины шумеров с тем, что эта прародина находится на дне Персидского залива. В этом случае Эриду и четыре других города в Месопотамии только имеют названия допотопных городов, оказавшихся на дне Персидского залива. Точно так же Галифакс в Канаде носит имя Галифакса в Англии, а австралийский Перт назван по имени Перта шотландского. Мигранты многих эпох и многих культур давали новым городам названия тех мест, откуда они прибыли.

В районе Персидского залива мигранты не совершали дальних путешествий — они просто переселялись с затопляемых мест на ближайшие — более высокие и достаточно плодородные земли, которые омывались той же системой рек Тигра и Евфрата, как и когда-то дно залива.

Если исходить из этой гипотезы, то имеющиеся археологические свидетельства начинают прекрасно согласовываться. Тогда Эриду действительно может оказаться одним из самых первых городов Шумера; дата погружения в воду Большой Жемчужной банки довольно хорошо согласуется с датой появления первых святилищ Энки в Эриду; становятся понятными легенды шумеров о высокоразвитой «допотопной» культуре, разрушенной большим наводнением.

Возникает, однако, вопрос. Заполнение залива водой продолжалось довольно долго, растянувшись более чем на 6000 лет, т.е. наводнение было постепенным, предсказуемым — и его нельзя связать с ограниченным наводнением вокруг Ура, которое произошло 5500 лет назад. Могло ли это наводнение явиться истоком шумерских легенд о внезапном наводнении, почти стершим с лица Земли человечество?

Мне хотелось самому узнать ответ, организовав погружение на дно залива, заручившись прежде письменным разрешением в трех экземплярах от Сад дама Хусейна, командования американского военно-морского флота, ЦРУ, нефтяной компании «Тексако», президента Ирана, короля Саудовской Аравии, эмиров Кувейта, Бахрейна, Катара, Шарджа, Абу-Даби и Дубая. Предварительно мне нужно было больше узнать об особенностях мирового океана в интересующий меня период, т.е. 14 000—7000 лет назад.

Я уже знал, что это был пик таяния ледников во время последнего ледникового периода. Я знал также, что это было время грандиозных природных катаклизмов и нестабильности. Вполне может статься, что на протяжении этих тысячелетий произошло какое-то глобальное изменение, которое привело к катастрофическому наводнению в долине залива.

Я начал искать — и находок оказалось очень много.
Ком-ев: 0 Автор: admin
Вы читаете новость Загадки древних городов ч.2 если Вам понравилась статья Загадки древних городов ч.2, прокоментируйте ее.
html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

Добавьте комментарий