Главная Обратная связь В избранное

Мир непознанного - Onua.org

Onua.org - этот сайт создан с целью ознакомления пользователя с миром непознанного, новостями технологий, космических открытий и загадок нашей планеты Земля, НЛО, Видео , Фото, Очевидцы, Загадки истории и древних цивилизаций.
onua.org » Египет » Царица Хатшепсут
Узнать больше о 2012 годе
Миссия Curiosity
Discovery Channel
Discovery World
Discovery Science
Animal Planet
Nat Geo WILD
National Geographic Channel
Viasat History
Viasat Explorer
Календарь новостей

Присоединяйтесь

Популярное на Onua.org
ФОТО
?=t('Новости аномалий и неопознанных явлений')?>
Узнать больше о планете Нибиру
Просмотров: 3877
Царица ХатшепсутО царице Хатшепсут слышали многие. Люди Нового времени знают эту правительницу Древнего Египта по дошедшим до нас грандиозным сооружениям, по храму Хатшепсут в Деир-эль-Бахри, по рассказам об уничтожении картушей с ее именем.

Царица Хатшепсут, тронное имя Мааткара, была пятым по счету правителем XVIII династии, которая началась с фараона Яхмоса около 1551 года до н. э. после изгнания гиксосов.

Хатшепсут была дочерью Тутмоса I и его главной царственной супруги Яхмес. У Тутмоса I была еще и вторая жена, Мутнофрет, которая родила ему наследника, Тутмоса II, но, поскольку она не была главной супругой, этот наследник упрочил свои права на трон женитьбой на дочери фараона от главной жены, в жилах которой текла кровь фараонов. Кроме того, от наложницы Исиды (менее знатного происхождения), у него родился сын — Тутмос III. Тутмос II, царственный супруг (и сводный брат) Хатшепсут, недолго правил благословенной страной Кемет, так что его трон должен был занять «неоперившийся птенец» Тутмос III. Пока пасынок-племянник Хатшепсут был еще слишком мал, чтобы стать настоящим правителем, она взяла управление страной на себя.

С какого момента Хатшепсут велела именовать себя фараоном, точно неизвестно. Надписи на памятниках, относящихся к периоду со 2 до 7 года с момента воцарения Тутмоса III, называют только его имя и титулы. Позднее Хатшепсут прибавила годы правления своего пасынка к своему времени правления, а его назвала соправителем. Сохранились изображения Хатшепсут, на которых позади нее стоит маленький Тутмос III. В это время они оба считались законными фараонами, причем все время правления Хатшепсут Тутмос III держался в тени и вступил на престол только после ее смерти.

Царица Хатшепсут Мааткара старалась узаконить свои претензии на трон своим божественным происхождением, в которое она, должно быть, свято верила. Для нее было чрезвычайно важно, что в ее жилах течет кровь бога. Портреты Хатшепсут богаты деталями, указывающими на ее божественное происхождение и повествующими о ее рождении на земле. Ее Божественным Отцом, как следует из этих рассказов, был бог Амон, который совокупился с ее матерью царицей Яхмес. Бог Амон принял облик супруга царицы Тутмоса I — боги все могут! — и отдал свое божественное семя в лоно Яхмес. Царица не могла не узнать Амона по неземному аромату, от которого все ее существо преисполнилось самозабвенной любовью.

Оракулы могущественных богов предсказали дальнейшую судьбу царицы Хатшепсут. В храме в Карнаке во время Опет — веселого всенародного праздника Амона — заговорила статуя бога Амона и возвестила, что высокородной Хатшепсут суждено стать фараоном. Оракул подтвердил пророчество словами: «Ты стоишь во главе всех смертных». Хатшепсут — избранница Амона, потому что она избрана дважды: один раз Амон в образе ее отца сделал ее своей избранницей, а второй раз он сообщил ее судьбу через прорицание оракула. Тем самым Хатшепсут получила законное право на трон фараона Верхнего и Нижнего Египта.

Больше всего свидетельств о Хатшепсут осталось в названном в честь нее храме в Деир-эль-Бахри. Этот храм состоит из трех террас, лежащих одна выше другой, поэтому его называют также Террасным храмом. Верхняя терраса образует вход во внутреннее помещение храма, которому сама Хатшепсут дала название «Джосер Джосеру» — «Священнейший из священных». Этот храм, бесспорно, является архитектурным шедевром. Он гениально вписан в окружающие его скалы и символически объединяет свободное пространство, свет и камень, гармонично связывая в единое целое.

В колонном зале можно рассмотреть якобы реальные жизненные сцены, высеченные в камне с исключительным вкусом и элегантностью. Даже после смерти Хатшепсут египетские паломники прибывали в этот храм, чтобы почтить бота Амона. Возможно, этот храм пользовался славой святого и целительного места. Египтяне в огромном множестве стекались в храм Амона, чтобы попросить об излечении от физических и психических недугов, и везли туда своих хворых телом и скорбных духом родственников. Известно, что в IV–V веках н. э. храм Хатшепсут в последний раз использовали в качестве религиозного святилища — его прибрали к рукам христианские монахи.

На 9 году своего правления фараон Хатшепсут приказала своим полководцам готовиться к походу в страну Пунт. По собственным высказываниям царицы, на этот трудный подвиг ее позвало пожелание бога Амона, который сообщил ей, что она должна достать для богов ладан, необходимый при совершении храмовых ритуалов. Оракул передал ей в туманных выражениях маршрут следования в эту страну: «Ищи пути в Пунт. Выйди на дорогу в сторону террасы Миррхен. Веди свое войско морем и сушей… чтобы принести чудо для Бога, сотворившего красоту». Загадочный Пунт находился, предположительно, к юго-востоку от Египта, неподалеку от сегодняшних Эритреи и Сомали.

Торговая экспедиция отправилась на пяти египетских кораблях и завершилась полным успехом. Корабли не только благополучно преодолели все трудности далекого и малоизвестного пути, но и вернулись, тяжело нагруженные ценными товарами. Они привезли черное дерево, рабов, обезьян, шкуры леопардов, а самое главное — ладан, драгоценную ароматическую смолу. Кроме загустевшей смолы, египтяне забрали с собой на корабли целые деревья с корнями и комьями земли, чтобы их пересадить, выращивать и собирать смолу из надрезов на коре. Впечатляющие сцены возвращения флотилии на родину выбиты на каменных стенах храма в столице. Большая часть привезенных богатств досталась жрецам храма Амона. Хатшепсут умела сохранять добрые отношения с влиятельными жрецами, без поддержки которых ей невозможно было ни взойти на трон, ни править страной.

Нашествие гиксосов и их владычество прервало исстари налаженные торговые связи с племенами, населявшими побережье Красного моря. Хатшепсут своим походом возобновила прерванный товарообмен и установила прочные отношения с далекими окраинами Египта. «Божественная Хатшепсут занималась делами страны двух земель по собственным предначертаниям. Египет работал, склоняя голову перед ней, прекрасным божественным семенем, исшедшим из бога. Она была канатом, которым тянут Север, и столбом, к которому прикреплен Юг; она была совершенный кормчий у руля Севера, госпожа, которая отдает распоряжения, чьи превосходные начертания умиротворяют обе земли, когда она говорит», — прославляли женщину-фараона надписи в храме Амона в Карнаке.

От великой царицы Хатшепсут остались фрагменты монументальных обелисков, которые она повелела воздвигнуть в храме Амона в Карнаке. Первая пара обелисков установлена в честь ее коронации на троне фараонов Египта, а вторая пара ознаменовала торжество «хебсед», которое отмечали на 15 году правления фараона Хатшепсут.

Первые два обелиска стоят в восточной части храма Амона и, к сожалению, сильно разрушены. Наблюдал за изготовлением и установкой обелисков Сененмут, доверенный помощник царицы, который оставил следы своего присутствия на скале в каменоломне под Асуаном. «Великая царица, вознагражденная всеобщим преклонением, великая в любви, которую дал ей отец царства Ра, истинная во всех своих божественных проявлениях, Дочь Фараона, Сестра Фараона, Супруга Бога, Великая Царственная Супруга Хатшепсут…»

Хранитель печати и главный управитель имений Супруги Бога в самых цветистых выражениях докладывал божественной правительнице Верхнего и Нижнего Египта Хатшепсут, что его попечением все работы над двумя обелисками окончены: «Все было сделано, как приказано, все осуществилось по воле Вашего Величества». Поскольку при перечислении титулов правительницы не было названо ее тронное имя Мааткара, можно сделать вывод, что речь идет о первых обелисках, установленных ко времени провозглашения Хатшепсут фараоном.

Вторая пара обелисков находится в парадном зале Тутмоса I, отца Хатшепсут, между четвертым и пятым столбами. Они установлены неподалеку от обелисков отца, поэтому сразу видно, что они намного выше обелисков Тутмоса I — на 10 м. Вес этих колоссов составляет 323 т. По содержанию надписи на каменном блоке с рельефом однозначно определено, что эти обелиски установлены позже — это вторая пара. Сейчас от двух обелисков второй пары остался только один, а другой лежит разбитый на берегу священного храмового озера. Сама Хатшепсут подчеркивала, что ее сердце подсказало ей воздвигнуть эти обелиски для Амона, ее божественного отца: «Я сидела в своем дворе и размышляла о Творце. Мое сердце приказало мне возвести два обелиска, чтобы они доходили вершинами до неба, в торжественном колонном зале между двух больших столбов фараона…»

Фараон Хатшепсут правила Египтом довольно долго: по разным данным, от 20 до 22,5 года. Упоминания о ней отсутствуют после 1457 года до н. э. Не имеется никаких доказательств насильственной смерти, как нет и прямых указаний на то, что она была изгнана или бежала из Египта. Тутмос III в последние годы правления его мачехи Хатшепсут играл значительную роль в руководстве египетской армией. Он даже был назначен главнокомандующим и руководил экспедицией на Синай и двумя походами в Нубию, предпринятыми для устрашения непокорных нубийцев.

Нубия по-прежнему привлекала египтян возможностью захвата рабов, которые стали широко использоваться в частных хозяйствах не только знати, но и средних слоев населения. Нубия на протяжении веков оставалась важнейшим источником сырья, кроме того, оттуда привозили золото. Нашествие гиксосов ослабило власть Египта в Нубии, там часто вспыхивали мятежи. Поэтому поручение Хатшепсут, данное наследнику Тутмосу III, было жизненно важно для страны. Вряд ли властная женщина-фараон устранилась от дел раньше, чем Тутмос III вступил на престол в качестве полноправного фараона. Возможно, военные походы во главе войск в отдаленные области тоже были способом удалить наследника из столицы.

Первоначально у историков преобладало ошибочное предположение, что Тутмос III сразу же после смерти ненавистной мачехи поспешил начать уничтожение картушей с ее именем. Недавние исследования в так называемых камерах Хатшепсут в храме в Карнаке показывают, что во время правления Тутмоса III действительно были сколоты картуши с тронным именем Хатшепсут и лицевая часть статуй, представлявших женщину-фараона, но это произошло, скорее всего, в последние годы его правления.

Когда Хатшепсут еще была супругой фараона Тутмоса II, по ее приказанию началось строительство собственной гробницы в скалах Вади-Сиккат-Така-эль-Зейд, к югу от храма в Деир-эль-Бахри (которую открыл Картер в 1916 году). Позже, когда Хатшепсут добилась провозглашения фараоном, эта гробница, вероятно, показалась ей недостаточно парадной и величественной — в качестве полноправного фараона ей полагалось погребение в Долине Царей. Во всяком случае, строительство было прекращено, и гробница осталась незавершенной. Сейчас гробница Хатшепсут имеет официальное обозначение KV20. Это захоронение состоит из нескольких подземных коридоров, общая длина которых составляет 213 м. Некоторые из туннелей гробницы уходят вниз на глубину 97 м. Многие археологи и египтологи, в частности Джон Уилкинсон и Джеймс Бертон, обследовали эту гробницу на краю уступа скалы, но не нашли ничего примечательного. В 1903 году Говард Картер и Теодор Дэвис полностью очистили гробницу Хатшепсут от песка и мусора.

Палящая жара, пыль, каменная крошка и осколки, недостаток света и воздуха сильно затрудняли археологам работу. Картер добрался до последних закоулков туннелей гробницы, извлек оттуда все предметы, которые там находились, в том числе каменные вазы, на которых были начертаны имена главной жены фараона Тутмоса I Яхмес и самого фараона Тутмоса I. В погребальной камере Картер увидел два саркофага из кварцита — кристаллической горной породы, состоящей в основном из кварца. Один из саркофагов предназначался для Тутмоса I, отца Хатшепсут, второй — для нее самой.

Впечатляющие размеры гробницы позволяют предположить, что ее строил Инени — выдающийся зодчий и влиятельный царедворец при фараонах XVIII династии. Инени работал над расширением храмовых зданий в Карнаке еще при фараоне Аменхотепе I, а при Тутмосе I стал градоначальником в Фивах. По всей вероятности, богатый и знатный строитель сыграл определенную роль в восхождении на престол царственной Хатшепсут, которая уделяла огромное внимание реконструкции и улучшению пришедших в упадок при гиксосах старинных храмов и строила новые грандиозные сооружения.

Тутмос III, по-видимому, повелел построить для Тутмоса I новую гробницу (KV38) и перенес туда его мумию из «неправильной» гробницы, созданной при фараоне-женщине. Мумия Хатшепсут до сих пор не идентифицирована и, пожалуй, даже не найдена.

Из многообразного погребального инвентаря сохранилась только канопа, небольшой ящичек из алебастра, с титулатурой — перечислением всех титулов — фараона Хатшепсут. В этой урне, вероятно, хранилась мумифицированная печень Хатшепсут, но в период XXI династии урна была повторно использована при погребении. Канопа из алебастра, как и саркофаг из кварцита, хранится в Музее египетских древностей в Каире.

Хатшепсут, волевая и властная женщина, гордившаяся своим высоким происхождением, 20 лет не подпускала к трону своего пасынка, уже в детстве провозглашенного законным наследником престола. Сначала он действительно был еще слишком мал для государственных дел, а по египетским традициям на престол возводили фараона по достижении 12 лет. Но потом пасынок повзрослел (о слабости и болезненности юного Тутмоса III нет никаких сведений), а Хатшепсут и не думала уступить место наследнику. Надо полагать, она была уверена, что у нее больше прав на египетский трон, чем у молодого человека, родившегося от наложницы, не имевшей ни титулов, ни знатной родни. Тутмос III вряд ли разделял ее уверенность. Но он, вероятно, не имел поддержки среди жрецов и знати и поэтому вынужден был до поры до времени смириться с обстоятельствами. Стоит ли удивляться, что он принял все меры, чтобы стереть даже память о ненавистной женщине? Все это правда, но не вся.

Отец Хатшепсут не готовился стать фараоном, он был военачальником при Аменхотепе I и был назначен правителем только потому, что у фараона не было сына. Хатшепсут («Первая из почтеннейших») гордилась своим отцом-полководцем, вероятно помня его возвращения из победоносных походов. После смерти Тутмоса I все было сделано согласно египетской традиции: Престол фараона занял его сын Тутмос II, а дочь фараона Хатшепсут стала главной супругой нового фараона, ее сводного брата. Тутмос II правил недолго, не более четырех лет, но оставил о себе недобрую память. Он возглавил карательный поход для подавления восстания в Нубии и с бессмысленной жестокостью истребил тысячи нубийцев, не пощадив даже маленьких детей. Пока фараон находился на окраине империи, Хатшепсут оставалась в столице. Можно предположить, что сестра была дальновиднее и умнее брата и во время его правления исполняла роль «серого кардинала» за его спиной. Красноречивые каменные очевидцы — древнеегипетские памятники зодчества — молчат об этом. Сохранившиеся рельефные изображения, созданные в период правления Тутмоса II, выглядят вполне традиционно: на них главная супруга фараона скромно держится на заднем плане, зная свое место, — в ту пору ей было около 15 лет.

Хатшепсут родила дочь Нефруру, которая носила титул Супруги Солнца и была главной жрицей Амона. Родить фараону наследника Хатшепсут не успела, и после его смерти официальным фараоном становится сын наложницы, а фактически управляет Египтом вдова — главная супруга покойного фараона. На изображениях первых лет правления Тутмоса III они представлены вместе, причем Хатшепсут позади юного фараона.

И вдруг происходит коренной переворот. Неожиданно появляются изображения Хатшепсут, снабженные всеми официальными титулами египетского фараона, а ее пасынок оказывается наследником, не играющим никакой самостоятельной роли.

Неслыханное дело — Хатшепсут объявляет себя единственным законным фараоном Верхнего и Нижнего Египта. Она утверждает, что отец именно ей завещал свой трон, когда она только появилась на свет. Она берет себе новое тронное имя Мааткара, которое означало «Истина — двойник Бога солнца Ра», чтобы подчеркнуть свое божественное происхождение. Она приказывает соорудить себе новую парадную гробницу в Долине Царей, где находили последнее пристанище только фараоны, а не их жены и дочери. Она даже появляется на официальных церемониях в традиционном облачении фараонов и с приставной бородкой. По ее приказанию на рельефах и статуях ее лицо и фигура заметно утрачивают не только индивидуальные черты, но и признаки женского пола. На изображениях из второй половины правления женщины-фараона Хатшепсут у нее широкие мужские плечи и плоская мускулистая грудь. Очевидно, для подданных не имело значения, что Хатшепсут — женщина. На торжественных церемониях даже жрецы и придворные видели ее со стороны, а простой народ вряд ли удостаивался лицезреть фараона вблизи — разве что издали, как лучезарный символ солнца.

Но у женщины-фараона, конечно, был свой ближний круг — Хапусе-неб, верховный жрец Амона, выдающийся полководец Нехси, придворные зодчие Туги и Инени, высшие государственные чиновники, происходившие из наследственной родовой знати, советники и военачальники, без которых ей было невозможно обойтись. Они ее поддерживали, помогли прийти к власти, помогали в осуществлении хозяйственных планов. Среди придворных, безусловно, на первом месте стоит Сененмут (или Сенмут) — фигура в высшей степени загадочная.

Первые упоминания о Сенмуте относятся ко времени правления Тутмоса I. Он начал восхождение по служебной лестнице еще при отце Хатшепсут, возможно, что она знала его уже тогда. Сененмут появился в Фивах и выделился среди чиновников распорядительностью, красноречием и разносторонними познаниями. Он показал себя толковым и деятельным администратором.

Сененмут не принадлежал к родовой знати. Он родился в провинции, в Арманте (Иуни), в небогатой семье Рамоса и его жены Хатнофер. Подробных сведений о них, простых египтянах, не осталось, но Сененмут сам руководил постройкой гробниц для себя и своих родителей и поэтому позаботился об увековечении памяти об этих скромных людях, далеких от семьи фараона и вообще от сильных мира сего. Собственно говоря, о его происхождении известно только из надписей в захоронении его родителей, обнаруженном под террасой перед гробницей самого Сененмута.

На саркофаге отца присутствует титул «Достойный», который практически ничего не значил, потому что ой относился к любому покойнику. Хатнофер титулована «Хозяйкой дома» — отсюда можно сделать вывод, что семья была достаточно состоятельной, чтобы жить в собственном доме. Саркофаг матери Сененмута украшен гораздо богаче, чем саркофаг отца, и мумификация тела матери выполнена намного тщательнее. Это говорит о том, что отец умер раньше, а мать пережила супруга на много лет. Хатнофер умерла на 6 или 7 году правления Хатшепсут. Поскольку Сененмут в это время занимал при дворе важную должность главного воспитателя дочери Хатшепсут Нефруры и главного управляющего двора, он имел доступ к складам погребальных принадлежностей, так что похоронил свою маять с почестями и оплатил дорогую мумификацию, парадный саркофаг, золотого скарабея, золотую маску, канопы.

Как начиналась служебная карьера Сененмута, можно только строить догадки. В то время в Египте примерно 5 процентов населения умело писать и читать — преимущественно выходцы из высших сословий: родовой знати и жрецов. Государственные должности при дворе, в столице или в провинции нередко получали военные, закончившую службу, а также их дети. Возможно, Сененмут тоже был выходцем из среды военных, этим можно объяснить его солидное образование и участие в военных операциях. Но в принадлежащих ему текстах Сененмут умалчивает о принадлежности семьи к военному сословию.

У Сененмута было две сестры. Поначалу ошибочно считалось, что это его жены, но оформление гробниц Сененмута опровергает это предположение. Согласно традиции, покойного изображали вместе с женой, и Сененмут представлен без жены. О его детях тоже нет сведений. Он поручил своему брату Аменемхету позаботиться о его погребальном ритуале и поддержании заупокойного храма, а ведь традиционно этим занимался старший сын…

В официальных документах XVIII династии Сененмут появляется в годы правления Тутмоса I в качестве хранителя печати, а потом во время правления мужа Хатшепсут Тутмоса II как главный управляющий двора Супруги Бога (Хатшепсут) и воспитатель царской дочери (Нефруры). Несколько статуй этого периода представляют Сененмута обязательно со своей подопечной Нефрурой на руках.

Когда Хатшепсут стала правительницей Египта при малолетнем Тут-мосе III (около 1490 года до н. э.), положение Сененмута при дворе укрепилось, и вскоре он был удостоен многочисленных придворных титулов, например единственный друг фараона, главный смотритель ванной комнаты, смотритель опочивальни фараона, смотритель церемониального зала и надзиратель обоих зернохранилищ храма Амона. Потом он стал главным управляющим имений Амона. В его руках находились огромные богатства храма Амона — золото, драгоценные камни, сельскохозяйственные угодья, скот и ремесленные мастерские. Сененмут превратился в одного из самых влиятельных людей в Египте. После коронации Хатшепсут он получил назначение на очень высокую должность чаги (наместника) Верхнего Египта.

Сененмут официально надзирал за строительством важнейших сооружений, возведенных при правлении женщины-фараона Хатшепсут, но, по всей вероятности, был не только чиновником, но и талантливым архитектором. Он умел воплощать в камень пожелания божественной Хатшепсут. Сененмут построил ее погребальный храм в Деир-эль-Бахри к западу от Фив («Джосер Джосеру» — «Священнейший из священных»), и, хотя он придерживался вековых традиций, его произведение отличается от соседнего храма Ментухотепа II удивительно гармоничной стройностью.

За тысячу лет до постройки греческого Парфенона этот храм уже явил миру соразмерность, устойчивость и величавую красоту. Три широкие террасы были украшены портиками с колоннами из белого камня. Массивные пандусы посредине вели наверх, к святилищу храма. Террасы храма покрывала яркая многоцветная живопись, с многочисленными изображениями царицы Хатшепсут. Коленопреклоненные колоссальные статуи и сфинксы довершали убранство храмовых террас. К первой из террас вела длинная аллея из мирровых деревьев, вдоль которой стояли сфинксы царицы. Сфинксы находились с двух сторон дороги шириной около 40 м, ведущей от нижней террасы храма к плодородным полям в долине Нила, где был поставлен высокий массивный пилон.

Перед самим храмом разбили роскошный сад из декоративных деревьев и кустарников, привезенных из дальних мест, вырыли под прямым углом друг к другу длинные каналы, наполненные водой.

Это чудо в пустынных скалах сотворил для несравненной Хатшепсут ее придворный архитектор Сененмут. Построенные им сооружения — это не только храмы и гробницы, это объяснение в любви, вдохновенная песня, исполненная в камне. Был ли он для женщины-фараона просто распорядительным чиновником и полезным советником? Или их соединяли более близкие романтические отношения? Отвечала ли она ему взаимностью? Это тайна великой Хатшепсут. В служебных отчетах о ходе строительства Сененмут обращается к своей повелительнице, как положено, с перечислением ее титулов, а себя величает ее «Возлюбленным». Что это — еще один титул вельможи?

Все тайное когда-нибудь обязательно становится явным. Окруженная личной стражей, отгороженная от всего остального мира преданными жрецами и придворными, могла ли женщина-фараон позволить себе любовную связь с дорогим ей человеком? За обладание высшей властью, какой не имели многие полноправные фараоны-мужчины, Хатшепсут заплатила отсутствием личной жизни. Только так она могла взобраться к вершине власти и удержаться там.

По обычаю Древнего Египта, после смерти фараона его сына возводили на престол по достижении 12-летнего возраста. Если законного наследника не было, но оставалась вдова царской крови, то претендент на престол брал ее в жены. Именно так, женившись на высокородной Ясмес, стал фараоном Тутмос I, отец Хатшепсут. У самой Хатшепсут не нашлось на примете такого мужчины высокого происхождения, которому она смогла бы доверить свое будущее и, в первую очередь, управление страной. Главная супруга фараона в любом случае не играла бы ведущую роль, и ей не удалось бы осуществить свои планы. Возможно, Сененмут был именно тем человеком, о каком она мечтала. Но как же кровь фараонов? Сененмут происходил из незнатной семьи, а дочь Бога не имела права осквернить себя союзом с простолюдином.

Близость Хатшепсут со своим придворным зодчим, наверное, была известна всем царедворцам. Она, очевидно, доверяла Сененмуту и в ответ на его искреннюю преданность позволила ему построить его гробницу рядом со своей — небывалое проявление благоволения со стороны фараона. Но его гробница найдена пустой, мумия Сененмута не обнаружена, как и мумия самой Хатшепсут.

В истории бывали случаи безвестного исчезновения очень важных лиц, обставленные как их смерть. Относительно исчезновения Хатшепсут тоже существует версия, что ее смерть была инсценирована. Упоминания о Сененмуте прекратились до окончания правления Хатшепсут, но о его смерти ничего не известно. Не исключено, что Хатшепсут ушла, но не в загробный мир, и не одна, а с любимым человеком, а ее смерть была инсценирована несколькими верными людьми, возможно, с использованием двойника. Организовать такую инсценировку, в принципе, возможно, а вот обнаружить ее следы, найти доказательства подмены, да еще через много столетий, это уже нереально. Так что Хатшепсут удалось сохранить свою тайну.

А уходить ей было пора — наследник престола вырос и возмужал. Оставлять его в своей тени становилось нецелесообразно и опасно. И здесь мы натыкаемся на еще одну тайну царицы Хатшепсут. Кто такой Тутмос III?

Пасынок Хатшепсут и ее преемник на египетском престоле, Тутмос III происходил от связи ее супруга, Тутмоса II, с наложницей по имени Исида. Мать Тутмоса III, очевидно, происходила не из царского рода, но выросла при дворе вместе с детьми Тутмоса I. Девушки, с которыми играли в детстве дети фараона, назывались Украшением двора. Эти девицы происходили из почтенных состоятельных семей. В немногочисленных текстах, где упоминается мать Тутмоса III Исида, она не носит никакого титула, который указывал бы на родственные отношения с царской семьей. Единственное изображение матери Тутмоса III (найденная в Карнаке подписанная сидячая статуя из черного гранита) представляет ее в оригинальной короне с двумя уреями — знаками принадлежности к семье фараона. На статуе выбита надпись, из которой следует, что фараон Тутмос III воздвиг этот памятник своей матери, «Матери фараона». Все другие титулы — Супруга Бога, главная супруга фараона, которые можно найти в храме Тутмоса III, сын пожаловал своей матушке задним числом. В Египте, где титулам придавали огромную важность, это означало, что никакого титула Исида не имела. О ее подлинном происхождении нигде не упомянуто.

Следовательно, Тутмос III как по отцовской, так и по материнской линии был не царской крови. Его претензии на престол по сравнению с потомками Яхмоса I были необоснованными. Только женитьба на Нефруре, дочери Хатшепсут, которая унаследовала от нее титул Супруги Бога, могла бы стать достаточным основанием для возведения на трон Тутмоса III. Однако нет никаких доказательств того, что Нефрура стала супругой Тутмоса III. Маловероятно даже, что в тот момент, когда он был объявлен наследником престола, она достигла возраста, достаточного для вступления в брак. Хатшепсут, скорее всего, постаралась бы воспрепятствовать этому браку, поскольку в этом случае Тутмос III приобретал право стать законным фараоном, а сама она вообще осталась бы в стороне. Супругу Тутмоса III Меритру Хатшепсут II, мать его сына и наследника Аменхотепа II, принято считать второй дочерью царицы Хатшепсут, но это не бесспорно. На сохранившихся памятниках она нигде не носит титул Дочь Бога и поэтому не могла быть дочерью Хатшепсут и Тутмоса II. Надпись в гробнице Аменхотепа II характеризует его мать как Супругу Бога, главную жену фараона, царицу двух стран и Мать Фараона. Вероятно, ей присвоен титул Супруги Бога после смерти Хатшепсут и Нефруры.

«Мальчик из гарема», сын безвестной наложницы, вполне устраивал овдовевшую Хатшепсут в качестве наследника престола. Во-первых, потому что он был еще совсем маленький, а во-вторых, у него, очевидно, не было мощной поддержки со стороны жрецов и родовой землевладельческой аристократии. Неизвестно, по чьей воле, но после смерти Тутмоса II (неважно, естественной или нет) дело пошло не в соответствий с традицией Древнего Египта: маленького ребенка провозгласили фараоном, а вдову — правительницей. Если предположить, что Тутмос III был не пасынком, а родным сыном самой Хатшепсут, и она хотела, пока мальчик не вырос, сосредоточить в своих руках всю полноту власти, то избрала самый верный путы За ребенком закрепили титул наследника, а она могла самовластно править, объявив себя фараоном, чтобы избавиться от претендентов на ее руку.

Хатшепсут была действительно умной и смелой женщиной, убежденной в своем праве на трон и твердо знавшей, как нужно управлять страной, чтобы достичь благополучия. Древний Египет был сказочно богат, но почти 200-летнее владычество чужеземцев-гиксосов, а потом многолетние войны разорили его. В стране было много золота, хорошо организованная, высокооплачиваемая профессиональная армия, но сельское хозяйство было истощено, земледельческие провинции обезлюдели. Хатшепсут установила высокие цены на зерно, создала условия для подъема земледелия, сумела договориться с соседями, с которыми долгое время были распри, свела к минимуму вооруженные вмешательства во внешнюю и внутреннюю политику — даже с мятежной Нубией в ее правление установлены более мирные связи, чем при кровожадном Тутмосе II. Она оставила наследнику Тутмосу III процветающий, мирный Египет. Если она в чем-то погрешила против традиций и религии, то игра стоила свеч.

Существует и другой вариант завершения богатой событиями жизни женщины-фараона, а именно: ее могли убить. Как и ее возлюбленного — придворного зодчего Сененмута. Тутмос III занимал при Хатшепсут достойное и почетное место, но настало время, когда его терпение лопнуло, и он решил, что законный фараон Верхнего и Нижнего Египта — именно он, а высокомерную мачеху (или мать?) нужно сбросить с престола. Самый радикальный способ — это убийство. За 20 с лишним лет правления Хатшепсут наследник вполне мог «обрасти» полезными связями, приобрести сторонников, с нетерпением ожидающих его восхождения на вершину власти. Ситуация при дворе фараона-женщины, вероятно, изменилась не в ее пользу. Если Хатшепсут не умерла от болезни, не скрылась в тайном, заранее подготовленном убежище, значит, ей помогли поскорее отправиться в подземное загробное царство бога Осириса. Не для того ли Тутмос III старательно уничтожил следы пребывания у власти его предшественницы, чтобы затушевать момент смены-правителей Египта?

Тутмос III стал великим фараоном. Он немало сделал для процветания, и возвеличения своей страны. И одновременно постарался стереть из памяти соотечественников женщину-фараона, ведь если царица Хатшепсут Мааткара будет забыта, никто и не вспомнит, каким образом она ушла из жизни… Скалывать сразу же после погребения лицевую часть со статуй Хатшепсут и ее картуши с каменных обелисков было бы грубо и неразумно. Гораздо целесообразнее было сделать это по прошествии двух десятков лет, когда уже много воды утекло в священной реке Нил.

Не приходится удивляться, что гордая Хатшепсут унесла с собой свои тайны, и мы никогда не узнаем всей правды о ней.
Ком-ев: 1 Автор: admin
Вы читаете новость Царица Хатшепсут если Вам понравилась статья Царица Хатшепсут, прокоментируйте ее.
html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию
17.03.2013
Цитировать

Sergey

Когда читаешь. то сам оказался жителем древности, завораживает затягивает....Потрясающе!!!! Спасибо....!!!

 

Добавьте комментарий